Апр 232013
 
Аль Пачино в роли Фила Спектора

Аль Пачино в роли Фила Спектора

Аль Пачино и Фил Спектор родились с разницей в четыре месяца, оба выросли в Бронксе и оба были низкорослыми ребятами из иммигрантских семей, которые стали великими американскими художниками ХХ века. В «Филе Спекторе», странном новом фильме канала HBO, автором сценария и режиссером которого выступил Дэвид Мэмет, 72-летний Пачино блистательно исполнил главную роль. Фильм скорее представляет собой судебное кино, чем байопик: в нем подробно изображается первый процесс по делу об убийстве подававшей надежды актрисы Ланы Кларксон, совершенном Спектором в его лос-анджелесском доме. Хотя легендарный продюсер был в итоге признан виновным, Мэмет заявил, что считает Спектора невиновным в намеренном убийстве. Фильм вряд ли сумеет многих переубедить, но наэлектризованная игра Пачино представляет фигуру в странном парике с трогательной, человеческой стороны.

Вы когда-нибудь встречались с Филом Спектором?

Кто-то послал мне фотографию, где мы с ним стоим рядом на какой-то тусовке двадцать лет назад. Но я не знал, кто он. Я слышал его имя, но не знал, как он выглядит. Сценаристы вроде Дэвида Мэмета создают персонажей из своего воображения. Поэтому, когда меня спрашивают, что я знаю о Филе Спекторе, я вынужден ответить, что знаю о нем столько же, сколько и вы. Я знаю только Спектора Дэвида Мэмета.

Меня поразило то, как сильно Мэмет сочувствует Спектору.

Дэвид считает, что он невиновен, но в фильме все это скорее подается как загадка. Я сам в итоге испытываю противоречивые чувства. Поневоле думаешь, не была ли это случайность. Мне нравится, что это все не совсем определенно.

Когда вы играете людей вроде Спектора, вам приходится принимать сознательное решение вроде: «О’кей, я считаю, что этот человек невиновен»?

Да. Без этого никуда. Он сказал своему водителю: «Кажется, я убил человека». Это могло значить много разных вещей, например: «Это была случайность, но кажется, я убил эту девушку». В фильме он говорит, что его водитель едва изъясняется по-английски и неправильно его понял.

Самый трогательный момент в фильме — это сцена в суде, где вы появляетесь в безумном парике.

Да, она очень яркая. Вы когда-нибудь носили парик?

Я? Нет.

Парики — это потрясающе. Больше не нужно ходить в парикмахерскую — просто надеваешь эту штуку, и никто не делает тебе замечаний, а твои волосы выглядят отлично. (Смеется.) Какое-то время я их носил, потому что у меня были сложности. И мне это понравилось.

В чем было дело? Вы пытались остаться незамеченным?

Нет, у меня была очаговая алопеция — когда у тебя выпадает много волос. Обычно это бывает из-за стресса или сильных переживаний. А я в то время играл в двух фильмах, поэтому у меня было несколько париков.

Кадр из фильма «Фил Спектор»

Кадр из фильма «Фил Спектор»

Сейчас семидесятые воспринимаются как «золотой век» американского кино. В то время вы ощущали что-то подобное?

Ну, я был прямо в гуще событий, не понимая этого. (Смеется.) Я только недавно узнал про семидесятые. «Вы были частью семидесятых!» — «Да? А что, было какое-то особое время?». Что бы тогда ни носилось в воздухе, я этого не помню.

Какой фильм люди чаще всего упоминают в разговоре с вами? О чем чаще всего спрашивают?

О «Лице со шрамом». Может быть, это не мой главный фильм, но определенно самый известный.

Что для вас лично значит Тони Монтана?

Ничего особенного. Это просто моя старая работа. Недавно я видел документальный фильм про Пикассо: он рисовал скетч прямо перед камерой, а когда закончил его, просто отложил в сторону, и можно было увидеть одновременно его самого и то, что он сделал. Между ними не было никакой особой связи — скетч начал жить своей жизнью. Пикассо просто отбросил его и двинулся дальше. То же самое в актерской игре: как бы аудитория ни приняла твою роль, главное — двигаться дальше. Ты не должен перерисовывать свои старые работы, ты должен приниматься за следующие. Люди могут обсуждать твои роли, но не твое дело в этом участвовать.

А воспоминания о съемках у вас остались? Каково было это снимать?

Это было безумие. Фильм, сценарий к которому написал Оливер Стоун и который снимает Брайан Де Пальма, — это очень интересное сочетание. К тому же, сейчас уже не снимают так долго. Я восемь месяцев был этим парнем.

Вы когда-нибудь играли под наркотиками?

Я никогда не играл под кайфом, никогда. Я даже не мог играть после пары рюмок. Это мне не подходит, я люблю отдавать себе во всем отчет.

У вас был период, когда вы жалели, что не стали музыкантом? Многие актеры втайне хотят быть рокерами…

Да, я любил пианино, и думал, что может быть, во мне воплотился Бетховен.

Вы брали уроки?

Нет. Я играл на слух и записывал то, что играл, потому что не знал нот. Я все думал, что, может быть, Моцарт снова возвращается в мир через меня, но сами записи были похожи на Сати. Музыка была абсолютно вторичная, уж поверьте.

Аль Пачино
Фильм «Фил Спектор» уже в прокате

Источник: Rollingtone

Комментировать

Комментировать

 Leave a Reply

(обязательно)

(обязательно)

*

Armenian HY Bulgarian BG Czech CS English EN Estonian ET French FR Georgian KA Greek EL Hungarian HU Latvian LV Lithuanian LT Romanian RO Russian RU Slovenian SL Spanish ES Ukrainian UK