Россия принимает меры, чтобы запретить «Свидетелей Иеговы» как экстремистов

Эндрю Хиггинс | The New York Times

«Убежденный пацифист Андрей Сивак, никогда даже не державший ружья, обнаружил, что правительство считает его опасным экстремистом, когда попытался обменять деньги, и кассир вдруг посмотрела на него «с испуганным лицом», — передает Эндрю Хиггинс в The New York Times. — Его имя всплыло в компьютерной системе обменного пункта вместе с именами членов «Аль-Каиды»*, «Исламского государства»* и других боевых группировок, ответственных за шокирующие акты кровопролития».

«Однако единственная группа, в которой когда-либо состоял 43-летний отец троих детей, — это «Свидетели Иеговы», христианская деноминация, убежденная, что Библию следует понимать буквально, особенно ее заповедь «Не убий», — говорится в статье. — И все же опять, как при Советском Союзе, когда КГБ преследовал «Свидетелей Иеговы» как шпионов и мятежников, деноминация оказалась в центре нарастающей кампании властей по притеснению религиозных групп, конкурирующих с Русской православной церковью и бросающих вызов усилиям президента Владимира Путина по объединению страны вокруг традиционных и зачастую милитаристских патриотических ценностей».

«Министерство юстиции в четверг внесло штаб-квартиру «Свидетелей Иеговы» в России — офисный комплекс под Санкт-Петербургом — в список организаций, запрещенных «в связи с осуществлением экстремистской деятельности», — рассказывает автор. — В прошлом месяце министерство поручило Верховному суду объявить эту религиозную организацию вне закона и помешать ее российским членам, которых более 170 тыс., распространять «экстремистские» тексты. Слушание дела в суде — на котором, вероятно, будет вынесено решение — запланировано на среду (статья вышла во вторник 4 апреля. — Прим. ред.)».

«Обвинение в экстремизме, дефиниция которого дана в законе, принятом в 2002 году, но несколько раз с тех пор изменялась и расширялась, стало шаблонным, его можно предъявить почти каждому. Оно и предъявлялось некоторым участникам антикоррупционных протестов в Москве и десятках других городов, — сообщается далее. — Несколько студентов, принявших участие в демонстрациях в сибирском городе Томск, теперь под следствием в специальном подразделении по борьбе с экстремизмом, тогда как Леонид Волков, старший помощник находящегося в тюрьме лидера протестов Алексея Навального, сообщил о своем задержании на прошлой неделе по закону об экстремизме».

«В случае со «Свидетелями Иеговы» мнимый экстремизм, по-видимому, проистекает, главным образом, из абсолютного противостояния группы кровопролитию. Эта позиция приводила в бешенство советские власти и приводит теперь российские, легитимность которых держится во многом на праздновании военных триумфов, особенно победы над нацистской Германией во Второй мировой войне, а также над повстанцами в Сирии, — говорится в статье. — «Свидетели Иеговы» — члены деноминации, основанной в Соединенных Штатах в XIX веке и активной в России более 100 лет, — отказываются от военной службы, не голосуют и считают Бога единственным настоящим лидером. Они избегают патриотических фестивалей, со смаком продвигаемых Кремлем, вроде ежегодного празднования победы 1945 года или недавних праздничных мероприятий по случаю аннексии Крыма в марте 2014 года».

«С точки зрения российского государства, «Свидетели Иеговы» — полностью отдельные, — сказала Джеральдин Фейган, автор книги Believing in Russia — Religious Policy After Communism («Верить в России: религиозная политика после коммунизма»). — Они не участвуют в политике, но это само по себе воспринимается как подозрительное политическое отклонение. От идеи независимости и публичной религиозной активности, которая полностью неподконтрольна государству и не относится к нему, в Православной церкви и спецслужбах звенят самые разные тревожные звоночки».

«По словам Фэйган, то, что всемирная штаб-квартира «Свидетелей Иеговы» находится в Соединенных Штатах и их публикации готовятся, главным образом, там, «укладывается в большую теорию заговора» для все более настойчивой ФСБ», — передает Хиггинс.

Источник: The New York Times

Комментировать

Комментировать

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*