Неясности в сфере французской военно-транспортной авиации

«Французский штаб ВВС передает часть подряда на перевозку военнослужащих и боевой техники. В расследовании одного парламентария, продемонстрированном Le Monde, отмечаются уязвимости подобного обращения к внешним авиаперевозчикам», — пишет военный корреспондент издания Натали Гибер.

«Комиссия по финансам Национального собрания во вторник 28 марта получила жесткий доклад депутата от партии «Республиканцы» Франсуа Коню-Жантия, изобличающего «юридические», «финансовые» и «геополитические» уязвимости организации воздушных перевозок вооружения и военнослужащих. Для переброски бронетехники и солдат в различные точки мира военно-транспортная авиация опирается на двух основных поставщиков услуг: автотранспортную компанию в Париже International Chartering Systems (ICS) и агентство НАТО, которые работают с самолетами большой грузоподъемности, в первую очередь российскими и украинскими», — говорится в статье.

«С теми самолетами, которыми владеет Франция, в частности Airbus, между 2012 и 2015 годом, в различные периоды, она покрывает лишь от 7% до 23% своих потребностей в авиаперевозках военнослужащих и вооружения. Министерство обороны не владеет тяжелыми транспортными самолетами, оно их арендует, подкармливая доходами рынок тяжелых дальних транспортных самолетов Ан-124, Ил-76 и Боинг-747», — отмечает автор.

Согласно докладу Корню-Жантия, отнюдь не новый Airbus A400 M, разработанный с большой задержкой, спасет французскую армию: «Он никогда не сможет соперничать с такими тяжелыми самолетами, как Ан-124, который равносилен пяти A400 M».

«Офицеры интендантской службы ВВС на местах играют на конкуренции при решении оперативных и логистических задач. В частности, армия использует тяжелые самолеты Ан-26 и Ан-32, но действует через множество посредников, на условиях, порой сомнительных с точки зрения безопасности», — сообщает журналистка.

«Существуют коммерческие правила, с одной стороны, и требования к военным действиям — с другой, а между ними — посредники, готовые на все ради денег», — резюмирует один бывший пилот.

Из доклада парламентария следует, что Франция использует главным образом тяжелые транспортные самолеты, принадлежащие российской компании «Волга-Днепр», расположенной в Ульяновске, и украинской компании «Авиалинии Антонова», расположенной в Киеве. «Русские и украинцы имеют возможность влиять на переброску наших сил к внешним театрам военных действий», — заявляет депутат, по мнению которого «это затеняет факт вполне реального отказа от суверенитета». Источники Le Monde подтвердили, что безопасность операций по этой причине во многих случаях оказывалась относительной.

«Штаб ВВС располагает двумя большими контрактами. Прежде всего он покупает часы налета — 650 часов в 2016 году за 25 млн евро — в рамках первого контракта, называемого Salis, управляемого НАТО. До 2016 года Salis был заключен с совместным предприятием между компаниями «Волга-Днепр» и «Авиалинии Антонова». Объединение было расформировано по решению Москвы сразу же после начала войны на Украине», — сообщает Гибер.

«Возможно ли американское решение? Равноценные военно-транспортные самолеты C-5 Galaxy оставлены для нужд Пентагона, который не предоставляет их в пользование. К великому разочарованию французов, Вашингтон порой оставляет на рынке сотни летных часов для Ан-24, чтобы удовлетворить огромные потребности своих войск», — рассуждает журналистка.

Необходимо «поразмыслить над приобретением тяжелых транспортных самолетов», чтобы гарантировать французскую стратегическую автономию, рекомендует Корню-Жантий.

«Таким образом, депутат делает заключение, что «высокая эффективность французской военной машины», продемонстрированная во внешних операциях, имеет «куда менее блестящую» оборотную сторону и призывает министерство обороны принять меры. Начиная с 2012 года министерство обороны никак не отреагировало на многочисленные парламентские предупреждения о недочетах в стратегических перебросках, сожалеет Корню-Жантий. Наоборот, он утверждает, что ощутил «давление» во время этой работы по контролю, и сообщает, что уполномоченные офицеры в штабе ВВС также испытали на себе угрозы», — передает Гибер.

Были отправлены соответствующие запросы, однако ни кабинет министра обороны Жан-Ива Ле Дриана, ни штаб ВВС не пожелали ответить на вопросы Le Monde.

Источник: Le Monde

Комментировать

Комментировать

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*