Апр 272017
 

Социолог Жан-Пьер Ле Гофф предоставляет свой анализ президентской кампании во Франции. Он видит в успехе Эммануэля Макрона следствие новой демократической чувствительности, основанной на смешивании разума и эмоций. Иллюстрацией тому служат сентиментальные толпы на митингах движений «Вперед!» и «Непокорившаяся Франция». Он обнаруживает также возвращение духа санкюлотов, когда народу приписываются все добродетели, а элитам — все пороки, и обеспокоен «карикатурными несогласиями, которые сразу перекрывают путь демократическим дебатам и свободным размышлениям». Интервью взял журналист Le Figaro Венсан Тремоле де Вилье.

«Распри между четырьмя крупными политическими силами по-своему выражаются в политическом, социальном и культурном расколе, возникшем в обществе уже давно, — считает Де Гофф. — Эти политические потрясения служат отражением состояния Франции как страны раздробленной и дезориентированной, которая ищет выход для скрытого недовольства и многие годы беспрестанно колеблется между отступлением и быстрым продвижением вперед».

«Как и многие, я испытал чувство пресыщения и «с меня хватит» в отношении этой кампании, паразитировавшей на «деле Фийона» и чрезмерном медийном освещении. Излишние вопросы отдельных журналистов, превратившихся в прокуроров, комментирование комментариев, сплетни, измышления, фейковые новости в соцсетях — все это заметало следы и отвлекало внимание. В хит-параде ничтожности на лидирующих позициях — костюмы Франсуа Фийона и тайная псевдосвязь Эммануэля Макрона», — считает социолог.

«Объявленным победителем в этой центрифуге идей и эмоций станет тот, кто будет признан «самым убедительным» телезрителями, у которых хватило смелости досмотреть передачу до конца», — уверен собеседник издания.

«Сведения о личности того, кто будет представлять Францию и будет обладать властными полномочиями, — важный элемент демократического выбора, — признает он. — Однако в ходе этой кампании все пороговые уровни были превышены. Например, один журналист попросил Макрона рассказать всю свою подноготную, допытывался, почему они с женой решили не заводить детей или про его бабушку, и все это в передаче, названной попросту «Собеседование с работодателем», — указывает Ле Гофф.

«Феномен Меланшона — это не новое появление коммунизма, как об этом говорилось, либо тогда надо добавить, что мы имеем дело с постмодернистским коммунизмом нового поколения. В речах Меланшона обрывки марксизма, ссылки на классовую борьбу сосуществуют с показательными отсылками к Великой французской революции, к народной борьбе и восстаниям как знак подлинности народа, украшенного всеми добродетелями, перед лицом «богатых эгоистов» и коррумпированных властей», — заявляет социолог.

«Выступления Марин Ле Пен и Жан-Люка Меланшона представляются мне типичными для демагогической манеры, не говоря уж об их безответственных экономических предложениях и нацеленности на смену альянсов в пользу России Владимира Путина. Такие популистские речи еще больше вовлекают страну и Евросоюз в раздробленность и хаос», — убежден Ле Гофф.

«Как бы вы охарактеризовали атмосферу, царящую сейчас в стране?» — спросил журналист.

«Часто упоминают атмосферу 1930-х годов, чтобы описать кризисную ситуацию, которую мы переживаем сегодня, но можно также сослаться на Великую французскую революцию, или по крайней мере на ее самые бесславные страницы, когда осуществляли свои полномочия и давление санкюлоты, вдохновленные демагогами и революционными журналистами, которые практиковали инвективы и оговоры в отношении коррумпированных представителей и всех «богатых эгоистов», — полагает социолог. — Правовое государство и представительная демократия одержали победу. Но уравнительный и нравоучительный пыл, восхваление прямой демократии в сравнении с представительством, политическая неопытность как гарантия искренности и обновления набирают силу в наш период кризиса и распада».

«Спор становится все более бинарным: открытые против закрытых, мосты против стен, он выглядят почти детским. Почему?» — поинтересовался интервьюер.

«Можно продолжить этот список: «прогрессисты против консерваторов», «оптимисты против пессимистов или ворчунов», «любители современности против приверженцев прошлого или отставших от жизни», «патриоты против националистов». Правильный выбор сделать несложно. С другой стороны, «патриоты», «суверенисты» противостоят «европеистам», «глобалистам», «сторонникам свободной торговли», «всевластия денег». Эти карикатурные несогласия сразу перекрывают путь демократическим дебатам и свободным размышлениям. Это коммуникационные схемы, хорошо адаптированные к новым средствам информации и коммуникации, которые благоприятствуют сокращенным формулировкам и стремительной реакции. Мы больше не рассматриваем смысловое содержание идей и не занимаемся аргументированием; мы остаемся на поверхности слов, которые функционируют как идентифицирующие знаки принадлежности к хорошему или плохому лагерю», — комментирует Ле Гофф.

«В итоге, каким вы видите второй тур выборов?»

«Не стану заниматься лирическими отступлениями о Макроне, — ответил социолог. — Это будет очередная победа за неимением лучшего, на фоне раскола страны, который никуда чудесным образом не исчезнет. Восстановление не происходит за один день, с помощью напыщенных заявлений, благородных принципов и добрых чувств. Перед нами строительная площадка», — подытожил социолог.

Источник: Le Figaro
Перевод: InoPressa

Комментировать

Комментировать

 Leave a Reply

(обязательно)

(обязательно)

*

Armenian HY Bulgarian BG Czech CS English EN Estonian ET French FR Georgian KA Greek EL Hungarian HU Latvian LV Lithuanian LT Romanian RO Russian RU Slovenian SL Spanish ES Ukrainian UK