Авг 092012
 

Длительное тюремное заключение будет означать, что эти женщины — первые, кто при режиме Путина брошен за решетку за политическое диссидентство. «Я, как Солженицын, верю в то, что слово в итоге разрушит бетон», — сказала в последнем слове на процессе Надежда Толоконникова. Между тем имидж участниц Pussy Riot заинтересовал обозревателей моды западных изданий.

Участницы женской панк-группы Pussy Riot в среду выступили с последним словом на процессе, информирует Financial Times.

«Мы свободнее всех этих людей, которые на стороне обвинения, потому что мы можем говорить все что захотим, а они нет», — заявила 22-летняя Надежда Толоконникова, одна из подсудимых, устроивших «панк-молебен» в Храме Христа Спасителя. Выступая с вдохновенной речью, в которой приводились цитаты из российских писателей, от Федора Достоевского до Александра Солженицына, она заявила, что поддержка группы растет, и не только среди международных знаменитостей, но и среди российской общественности, даже среди православных верующих, сообщает издание.

Толоконникова завершила свою речь словами из песни группы: «Откройте все двери, снимите погоны, почувствуйте с нами запах свободы».

В последний день слушаний участницы российской панк-группы сравнили их дело с показательными судами сталинской эпохи и заявили, что «так называемый суд» не смог отнять у них личную свободу», — отмечает автор комментария в The Independent Шон Уолкер. Приговор трем участницам группы будет вынесен в следующую пятницу.

Девушки заявили, что их выступление было политическим протестом, направленным на то, чтобы осветить поддержку патриархом Путина. «Говоря о Путине, мы имеем в виду, прежде всего, не Владимира Владимировича Путина — мы имеем в виду Путина как систему, созданную им», — цитирует The Independent Марию Алехину.

Корреспондент приводит суждения москвичей о процессе над Pussy Riot. По мнению косметолога Лидии, «панк-молебен» был «глупой ошибкой», но «церковь должна прощать». Директор компании Дмитрий сказал, что Pussy «следует наказать, но не тюремным заключением». А переводчик Катя отметила: «Чем громче их дело, тем яснее становится, что повод для борьбы — нечто гораздо большее, чем панк-выступление в церкви».

Die Welt приводит выдержки из последнего слова Надежды Толоконниковой, Марии Алехиной и Екатерины Самуцевич.

Толоконникова заявила, что судят не Pussy Riot, а российскую государственную систему. «Я, как Солженицын, верю в то, что слово в итоге разрушит бетон. Я, Катя и Маша сидим в тюрьме, в клетке, но я не считаю, что мы потерпели поражение. Так и диссиденты не были проигравшими, исчезая в психбольницах и тюрьмах». Она также напомнила о том, что Достоевский был приговорен к смертной казни за «дерзкие высказывания против православной церкви и верховной власти».

Мария Алехина, со своей стороны, заявила, что власть «ещё не раз будет краснеть и стыдиться» за этот процесс и что в здоровом обществе он был бы невозможен. «Проведя почти полгода в СИЗО, я поняла, что тюрьма — это Россия в миниатюре. Это та же вертикаль власти, где решение любых вопросов происходит единственно через прямое вмешательство начальника. Процветает донос. Взаимное подозрение. В СИЗО, как и у нас в стране, всё работает на обезличивание человека, приравнивание его к функции».

Она также отметила, что, говоря о «так называемом современном искусстве», прокурор повторяет формулировку о «так называемой поэзии» на процессе против Бродского, и продолжила: «Для меня этот процесс имеет статус так называемого процесса. И я вас не боюсь».

 

Третья обвиняемая, Екатерина Самуцевич, говорила о слиянии государства и православной церкви в России. По ее словам, группа ожидает обвинительного приговора. «Судебной машине мы проиграли. С другой стороны, мы победили: весь мир видит, что дело сфабриковано», — заявила она.

По словам корреспондента, зрители аплодировали после каждой речи.

Запад в силах помешать возвращению Путина к ГУЛАГу, пишет корреспондент The Times Тони Хэлпин. Вердикт суда по делу участниц Pussy Riot станет эпохальным моментом для российской оппозиции и отношений Запада с президентом Путиным. «Длительное тюремное заключение будет означать, что эти женщины — первые, кто при режиме Путина брошен за решетку за чисто политическое диссидентство», — говорится в статье, «ведь группа Pussy Riot существует исключительно ради проведения политических акций протеста».

Если девушек приговорят к тюремному заключению, а мир отреагирует вяло, Кремль сочтет, что можно невозбранно преследовать других активистов типа Навального, предостерегает Хэлпин. «Тюрьма для участниц Pussy Riot будет знаком, что Путин готов даже возродить ГУЛАГ для нового поколения политзаключенных», — продолжает автор. Если ЕС и США не займут твердую позицию, российская оппозиция будет еще более деморализованной.

Суд над панк-рокерами в Москве создал площадку для православных протестующих, обращают внимание София Кишковски и Дэвид Хершенхорн, журналисты The New York Times. В среду члены трех российских православных организаций, которым свойственна пламенная смесь национализма и религиозности, подожгли плакаты с изображениями группы Pussy Riot и певицы Мадонны. «Мы их порвем и сожжем. Как в средневековье», — сказал белобородый лидер одной из организаций, Союза православных хоругвеносцев, Леонид Симонович-Никшич.

Подсудимые извинились перед верующими и заявили, что «панк-молебен» задумывался как политическая критика. «Но адвокаты потерпевших представляют дело исключительно в категориях религии и пользуются случаем, чтобы защитить церковь от предполагаемых угроз, в том числе от ереси, которая, по их словам, пронизала секулярное общество, особенно круги российской либеральной оппозиции», — говорится в статье. Консервативное крыло РПЦ призывает вынести обвинительный, достаточно суровый приговор.

«Хоругвеносцы и их сторонники могут показаться карикатурными персонажами, — замечают авторы статьи: — внешне они словно гибрид группы Grateful Dead с ку-клукс-кланом, но сами они говорят, что борются за выживание России под натиском либерализма изнутри и извне, особенно с Запада».

Имидж участниц Pussy Riot заинтересовал приложение к The New York Times, которое пишет о моде и стиле. «Обычно они предпочитают яркие, не сочетающиеся между собой цвета и скрывают лица яркими вязаными масками», — сообщает в блоге на сайте издания обозреватель Вивьен Голдмен.

Стиль одежды внес значительный вклад в успех акции Pussy Riot как политического перформанса, считает автор. «То, как они подают свои перформансы, — яркое пятно феминизма в серой политической жизни и обществе России», — сказал муж Толоконниковой Петр Верзилов.

«Отличительные вязаные маски, обеспечивающие членам группы анонимность, сейчас носят на демонстрациях во всем мире», — свидетельствует журналистка. В традициях панковских самоделок такую маску можно смастерить из обычной вязаной шапки, раскатав ее во всю длину и вырезав дырки для глаз, носа и рта. В Pussy Riot носят маски всех цветов, кроме черного. «Нам не нравится стиль террора», — отметила член коллектива Пуля.

Пуля сформулировала принципы имиджа группы: «Ни одна личность не должна особо выделяться во время акции, конкретные девушки должны быть неопознаваемы». Никакой фетишизации дизайнеров и лейблов. Единственное исключение — ботинки Dr.Martens, чтобы «в любой момент иметь возможность убежать», поясняет Пуля.

17 августа сторонники Pussy Riot хотят провести во всем мире ненасильственную акцию солидарности. «Вязаные маски приветствуются», — цитирует Inopressa.

Комментировать

Комментировать

 Leave a Reply

(обязательно)

(обязательно)

*

Armenian HY Bulgarian BG Czech CS English EN Estonian ET French FR Georgian KA Greek EL Hungarian HU Latvian LV Lithuanian LT Romanian RO Russian RU Slovenian SL Spanish ES Ukrainian UK