Авг 292012
 

Пресса продолжает комментировать дело российской панк-группы, попутно замечая, что «культура внезапно примирилась со словом «pussy». «Это настоящий хаос, но их послание важнее», — пишет музыкальный критик. Еще византийская система цезарепапизма дала российским правителям полномочия использовать церковь в политических целях, рассуждает историк, так что заключение Pussy Riot — лишь очередная глава в истории.

Среди поднятого западными СМИ шума вокруг Pussy Riot особое лирическое послание, которое несет музыка группы, оказалось в тени судебного процесса над ее участницами, пишет музыкальный критик Los Angeles Times. Группа взошла на пьедестал не из-за успеха или провала ее выступления с эстетической точки зрения, но из-за реакции на него полиции и прокуратуры.

Pussy Riot никогда не выпускали дисков, нельзя купить песни русской группы и на iTunes или прослушать их на Spotify, но они совершенно бесплатно доступны на Youtube, пишет Рэндалл Робертс. Как правило, девушки выступали в метро, на крышах автобусов и в публичных местах, поясняет автор, и делалось это намеренно. «Это артисты, цель которых — посылать прямолинейные месседжи сопротивления властям, используя веками проверенное средство — музыку, и они оказались в суде из-за прямоты своих посланий».

«То, что можно услышать, записано плохо, гитары звучат так, как будто они находятся за два квартала отсюда, а барабанщик — в соседнем подвале. С чисто эстетической точки зрения, обидно, что музыка, за которую Pussy Riot оказались в тюрьме, такая старомодная, — замечает автор. — Девушки не посылают свои месседжи ни через напористый дабстеп, покрытый глянцем европопа, ни через красноречивый рэп». Тем не менее, «сейчас всем ясно, что Pussy Riot существуют, даже если в их демаршах меньше новизны, чем коммуникации», заключает музыковед.

Участницы Pussy Riot заставили очень многих произносить малоприличное слово «pussy», замечает обозреватель Slate Линдси Золадз. Кстати, перед американскими СМИ встала дилемма — цензурировать ли название группы? Но даже The New York Times, слывущая бастионом старомодных приличий, напечатала слова Pussy Riot без купюр на первой полосе.

Попытки переосмыслить слово «pussy» возобновились в этом году. Вероятно, решающую роль сыграла группа Pussy Riot, но есть и другие случаи: сингл рэпперши Игги Азаела (Австралия) ?PU$$Y?, проект Grimes (Монреаль) (его автор, Клэр Бушер, заодно презентовала коллекцию драгоценностей в форме вагины). «Вагины не должны быть ни страшилкой, ни неприличным словом», — пояснила Бушер в интервью MTV Hive.

Между тем по теме Pussy Riot The Guardian публикует большую аналитическую статью журналистки Иланы Озерной.

Россия — это страна, решительно движущаяся вперед по пути, определенному со времен основания РПЦ, пишет автор. В своем обзоре истории отношений государства и церкви она предлагает пропустить «темные века» и десятилетия большевистских преследований», вплоть до того времени, как Иосиф Сталин «перед лицом тевтонской угрозы внедрил останки церкви в государственный аппарат». Церковь оправдывала свое на то согласие как единственный способ выжить, но громогласная поддержка клиром Кремля затрудняет понимание того, где заканчиваются амбиции государства и начинаются амбиции церкви, говорится в статье.

После распада СССР взаимозависимость церкви и государства пережила настоящий взрыв. «Борис Ельцин кланялся в мечетях, пел в синагогах и пытался держаться прямо во время службы в церкви, но, совсем как девушки из Pussy Riot, крестился неправильно», — иронизирует Озерной.

По мнению автора, только эра Путина стала порождать многочисленные истории о плодотворном взаимодействии государства и церкви. Президент причащается, и это транслирует государственный телеканал. Православные священники окропляют святой водой ядерные боеголовки и благословляют военные заводы. «Основы православной культуры» преподаются в государственных школах. Враги президента неуклонно осуждаются (девушек из Pussy Riot официально заклеймили как представительниц «антироссийских сил»), говорится в статье.

«Это не возвращение к старому порядку, к византийским, имперским или советским традициям, как иногда описывают президентство Путина. Это эволюция, следующий акт в длинной и печальной истории страны, которая определяет себя как центр мира», — завершает свой обзор Илана Озерной.

Однако у автора комментария в Le Nouvel Observateur волна, поднятая вокруг дела панк-группы, вызывает неприязнь. Суд над Pussy Riot — не первый из тех, что проливают свет на функционирование российского правосудия, пишет Фредерик Дебоми. Дело Сергея Магнитского менее известно. «Кого интересует судьба адвоката, чья приверженность закону привела к аресту и смерти в заключении?»- с горечью спрашивает журналист. Мы справедливо возмущаемся чрезмерности приговора для Pussy Riot. Однако кого волнуют сотни тысяч политических заключенных в тюрьмах Северной Кореи? Почему Эквадор, а не Франция предоставляет убежище Джулиану Ассанджу? Неужели только российские певицы заслужили проявления солидарности?

«Продлится ли мобилизация в поддержку Надежды Толоконниковой, Марии Алехиной и Екатерины Самуцевич достаточно долго для того, чтобы эти активистки смогли избежать участи, которую им уготовило российское правосудие?»- задается вопросом автор. «Будем надеяться. Но также нужно надеяться на то, что возмущение в дальнейшем будет менее выборочно».

Газета Frankfurter Allgemeine Zeitung сообщает, что депутат Госдумы от «Единой России» Александр Сидякин работает над законопроектом, согласно которому осквернение храмов в России будет наказываться жестче, чем теперь. Православные активисты потребовали этого после разрушения четырех поклонных крестов в Архангельской и Челябинской области в минувшие выходные.

Ответственность за преступление взяла на себя ранее неизвестная группировка под названием «Народная воля», заявив, что продолжит разрушать кресты, пока не будут отпущены на свободу активистки Pussy Riot. Также группировка объявила свой поступок реакцией на создание так называемых «православных дружин» для защиты церквей и священников от «богохульников».

Автор упоминает, что «Народная воля» заявила о своей близости к протестному движению против «путинской системы» и призвала к участию в большой демонстрации в середине сентября. Это навело на предположение, что «Народная воля» — изобретение кремлевских пиарщиков, созданное для того, чтобы обвинить протестное движение в надругательстве над святынями и дискредитировать его.

Комментировать

Комментировать

 Leave a Reply

(обязательно)

(обязательно)

*

Armenian HY Bulgarian BG Czech CS English EN Estonian ET French FR Georgian KA Greek EL Hungarian HU Latvian LV Lithuanian LT Romanian RO Russian RU Slovenian SL Spanish ES Ukrainian UK