Янв 062012
 

Реакция Путина на протесты в Москве отлично иллюстрирует то, как бывший глава ФСБ мастерски применяет шпионские диверсионные стратегии, чтобы подорвать оппозицию и даже высмеять идею демократии. Этот «супергерой а-ля Берлускони», если и верит в право, то только в право сильнейшего, пишут СМИ, хотя декабрьские выборы показали, что «альфа-самец всея Руси» уязвим.

«Реакция премьер-министра Владимира Путина на протесты в Москве отлично иллюстрирует то, как бывший глава советской разведки мастерски применяет диверсионные стратегии, обычно используемые в шпионаже, чтобы подорвать оппозицию и даже высмеять идею демократии», — пишет Chicago Tribune.

Шпионская деятельность — это в основном диверсии, а не сбор информации, как мы видим в фильмах, утверждает автор статьи Рэчел Марсден. И эффективный способ диверсии в отношении концепции или понятия состоит в том, чтобы воспользоваться ее названием, придав иное содержание. Например, многие деспоты из стран третьего мира использовали термин «демократический» в названиях своих политических партий.

Путин провозглашает «демократию» — то, за что выступают протестующие в Москве, говорится в статье, но, например, либеральной прозападной Партии народной свободы власти не дали даже зарегистрироваться в качестве легитимной избирательной альтернативы.

Применяя прием, взятый непосредственно из «Искусства войны» Сунь Цзы — библии военных и шпионских стратегий, Путин использует против своих оппонентов присущую им неорганизованность, отмечает автор. Когда протестующие попросили встретиться с Путиным, чтобы обсудить свои проблемы, он ответил, что не может этого сделать, так как не знает, чего именно они хотят и кто из них обладает истинным авторитетом.

Действующий премьер-министр России, который, если ничто не помешает его замыслам, вернется на пост президента в 2012 году, — специалист по инсценировкам, «супергерой а-ля Берлускони», как пишет в своей книге эксперт Французского института международных отношений (IFRI) Тома Гомар. «Действительно, у него немало общих черт с его другом Сильвио Берлускони — например, такой пиар, что можно подумать, будто благодаря СМИ ему уже ни перед кем не надо отчитываться», — соглашает корреспондент Les Echos.

В то же время Гомар обращает внимание на фундаментальное отличие Путина от Берлускони: Путин убежден, что «мир будущего будет жестоким», и пугает всю Европу, всячески готовя свою страну к возвращению политического насилия. Тем не менее, и «альфа-самец всея Руси» уязвим, показали выборы 4 декабря, пишет Inopressa.

В заключение Les Echos приводит отрывок из книги Гомара: «Гопник, вернувшийся на путь истинный благодаря дзюдо и юриспруденции, а затем устроившийся на работу в органы, Владимир Путин считает физическую силу последним аргументом, потому что в России, как и везде, «слабых бьют». Если он и верит в право, то только в право сильнейшего».

Комментировать

Комментировать

 Leave a Reply

(обязательно)

(обязательно)

*

Armenian HY Bulgarian BG Czech CS English EN Estonian ET French FR Georgian KA Greek EL Hungarian HU Latvian LV Lithuanian LT Romanian RO Russian RU Slovenian SL Spanish ES Ukrainian UK