Воскресное утро в Париже с Михаилом Ходорковским

Бернар-Анри Леви | Le Point

Михаил Ходорковский
Михаил Ходорковский

В августе этого года истекает срок сделки с Путиным, и Михаил Ходорковский намерен вернуться к политической деятельности, пишет Бернар-Анри Леви, участвовавший вместе с философом Андре Глюксманном в беседе с Ходорковским. Статья, посвященная этой встрече-интервью, опубликована в газете Le Point.

«Для нас большая честь принимать вас…» — начал беседу с Ходорковским Андре Глюксманн, пришедший на эту встречу со своей супругой Фанфан. «Нет, — прервал его тот, кто на протяжении 10 лет был «Железной маской» Путина, его самым знаменитым и загадочным узником совести. — Это честь для меня. Вы и представить себе не можете, как приятно было узнать в этом аду, после постоянных голодовок, что где-то там, далеко есть французские интеллектуалы, которые помнят о вас, поддерживают вас…»

«Однако он не выглядит как человек, прошедший через ад. У него свежий цвет лица. Моложавая походка. Благодаря жестким, коротко стриженным волосам, джинсам, тяжелым ботинкам, он больше похож на жителя гор, вернувшегося с прогулки», — делится своими впечатлениями в статье Бернар-Анри Леви. «…В декабре, когда Путин вас освободил, вы выглядели в Берлине таким странно-умеренным, таким осторожным. Даже я…» — произнес автор статьи. «Да. Я читал вашу статью. Я вам охотно отвечу. Это правда, у меня была сделка с Путиным. Но… Срок действия сделки истекает в августе!»

«Почему в августе? — отвечает Ходорковский на повисший в воздухе немой вопрос. — Потому что в любом случае в августе он должен был бы меня освободить. Таким образом, обязательство не заниматься политикой и заниматься своими детьми действует только в эти месяцы досрочного освобождения. А потом, я не буду заниматься политикой напрямую… Существует иная борьба… я намерен в нее включиться: это борьба за формирование в России демократического сознания».

Фанфан задала вопрос о странных высказываниях Михаила Ходорковского о Чечне. «Я действительно об этом говорил. Я сказал, что готов бороться за Северный Кавказ, это наша земля», — ответил он.

Фанфан охватывает ярость. «Даже если это оправдывает Путина за непростительное и самое кровавое из его преступлений?» — восклицает она. Леви, в свою очередь, недоумевает: «Что? Вы, новый Сахаров… Пример сопротивления и отваги… Как вы могли опуститься до подобных мыслей?» «Ходорковский покачал головой. Он выглядел как человек, который не хочет спорить, но которого невозможно заставить изменить мнение. И мы решили перейти к Украине, откуда он вернулся и куда мы планируем поехать вместе», — пишет автор статьи.

«Настоящий план Кремля заключается в том, чтобы помешать выборам, а если им нельзя помешать, то дискредитировать их, сфабриковать нарушения… Единственным ответом в подобном случае должно стать то, что все кандидаты должны быть безупречными. А для того, чтобы они таковыми были, существует один способ… Я не решаюсь сказать… Я не знаю, вероятно, для вас, французов, он был бы крайне неполиткорректным», — сказал Ходорковский.

«Мое предложение заключается в том, чтобы установить за всеми кандидатами и представителями власти наблюдение. За всеми. Я знаю, о чем я говорю. Когда я был большим олигархом, я наделал много глупостей! И если бы я находился под наблюдением, я бы знал, что нахожусь у всех на глазах, что за мной наблюдают сотрудники ФБР или любого другого подобного агентства, я бы вел себя более осмотрительно, моя судьба изменилась бы, а быть может, и судьба России», — сказал Ходорковский.

«Он улыбнулся, а потом рассмеялся. Таково его последнее слово», — заключает Бернар-Анри Леви.

Источник: Inopressa.ru

Комментировать

Комментировать

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*